Главная Группа "Гунеш"




«Гунеш». Начало пути. 1970–1976 гг. Печать

«ГУНЕШ» - ЗНАЧИТ «СОЛНЕЧНЫЙ»

В конце 1969 г. ко мне на работу в отель «Ашхабад» пришел Мурад Садыков и сказал мне, что он добился утверждения штата музыкантов для организации и создания вокально-инструментального ансамбля (ВИА) при телевидении и радио ТССР. 60-е и 70-е годы для М. Садыкова были пиком его известности и славы в Туркмении и в СССР. Его приглашали на многие Всесоюзные форумы культуры, на телевидение, радиопередачи, концерты и т. п. Мурад предложил мне возглавить музыкальное руководство коллектива. В конце 60-х гг. ХХ в. музыкальные коллективы типа ВИА были очень популярны в СССР. Фактически уже все республики СССР имели ВИА при телевидении и на радио: "Орера" (Грузия), "Песняры" (Белоруссия), "Весёлые ребята" и др. (Россия), "Ялла" (Узбекистан), можно перечислять и далее. Увлеченный джазом, заниматься только «песенками» в то время я не хотел, не видел для себя перспективы и отказался от такого предложения. Тогда  М. Садыков набирает штат артистов, но принимает на работу незаметных музыкантов, в основном, не джазменов (студентов 1 и 2 курсов Ашхабадского музыкального училища). Музыкальным руководителем группы был назначен В. Альбрехт. В то время он учился на заочном отделении фортепианного факультета Ташкентской консерватории. Тогда он еще не был аранжировщиком и тем более не знал джаза. В начале января 1970 г. он уезжает в Ташкент на целый месяц, на зимнюю сессию. Но Садыкову требовалось срочно, в течение одного месяца, создать концертную музыкальную программу выступлений, чтобы показать ее руководству Теле-Радио и начать функционировать. Он вновь приходит ко мне и просит помочь ему в создании музыкальной программы. Я, конечно, согласился помочь ему в этом, так как мы были с ним большие друзья.Музыканты, которые были приняты в коллектив, как я уже говорил выше, были в профессиональном отношении слабыми, и мне пришлось с некоторыми из них расстаться и ввести в коллектив своих джазменов из ресторана отеля "Ашхабад", где мы базировались. Втянувшись в работу и написав музыкальную программу, состоящую в основном из песен туркменских и советских композиторов, я уже не хотел уходить и согласился остаться в коллективе, приняв музыкальное руководство группы. Вскоре музыкальная программа была принята. Принимал её известный дирижёр оперного театра Х. Аллануров. В то время мы репетировали в клубе шелкомотального завода. Параллельно я продолжал работать и руководить группой в ресторане отеля "Ашхабад". Уже в феврале 1970 года М. Садыков в разговоре со мной сказал, что хотел бы назвать группу "Гунеш", что в переводе с туркменского означает "солнце", "солнечный". Это название мне понравилось, впоследствии оно и утвердилось на худсовете теле-радио и в ЦК республики.

 
1977-1980 гг. Печать

После моего ухода музыкальное руководство группой «Гунеш» возглавил вокалист квартета – Ш.  Бяшимов. Он был не инструменталистом и тем более не профессиональным музыкантом, в полном смысле этого слова. Джаза он совершенно не знал. Исполнительским искусством игры на каком либо инструменте и восточной импровизации (мугам) также не владел. Назначило его на должность музыкального руководителя группы «Гунеш» руководство теле-радио - из национальных соображений. Вообще, в СССР в то время, проводилась т. н. политика национальных кадров. В бытность моего руководства Ш. Бяшимов пробовал писать песни. Сочинил несколько неплохих песен («Кептери» - журавли, которая стала очень популярной). Запись некоторых из них Ш. Бяшимов сделал, как мне помнится, на фирме «Мелодия» в г. Ташкенте в моей аранжировке. Достоинством Ш. Бяшимова – это знание, в какой-то мере, национального туркменского фольклора и продюсерские организаторские способности.

На репетиции он иногда приносил известные популярные туркменские народные мелодии и музыканты сами, коллективно их аранжировали, создавая вокально-инструментальные композиции (например, «Куш-тепты»).

 
1981–1984 гг. Печать

С 1976 по 1981 год я жил в г. Алма-Ата. Семейное положение и условия не могли дать мне того, что было у меня в Ашхабаде. Единственное, что мною было сделано в г. Алма-Ате – это написание теоретической работы: «Энциклопедия музыкального ритма», начатая мною еще в г. Ашхабаде. Проанализировав круг алма-атинских музыкантов, их психологию, материальные условия жизни я пришел к выводу, что не смогу сделать ничего в этом городе. Тем более, здесь были свои коренные музыкальные авторитеты и меня не воспринимали серьезно. Тем более тогда еще группа «Гунеш» не была такой известной. Я замкнулся и ушел в себя, работая сначала музыкальным руководителем варьете, а затем кочевал из одного ресторанного ансамбля в другой (ОМА). Но для практической реализации моих теоретических изысканий стал заниматься с молодым талантливым барабанщиком С. Каргополовым. Серёжа, в одном из джазовых конкурсов в Алма-Ате, стал лауреатом, удивив местных музыкантов своей оригинальностью. Я занимался с ним у него в загородном доме. В Алма-Ате в то время были уже известные барабанщики: М. Джураев и Т. Ибрагимов (группа «Бумеранг»), которые участвовали во многих Всесоюзных джазовых фестивалях и конкурсах (Отмечены в джазовой энциклопедии В. Фейертага*).

 
1984-1986 гг. Печать

После выпуска диска, «Вижу землю» в 1984 году, М. Садыков стал постепенно отстраняться от художественного руководства коллективом. Он демонстративно игнорировал коллектив, выступая с концертами с большим эстрадным оркестром телерадио или с талантливым гитаристом Исламом Бабаевым (в первом составе «Гунеш» - тромбонист). Причин для этого было несколько. Во-первых, на новом диске, «Вижу землю», не были включены песни в его исполнении, которые конечно не вписывались по манере в эту инструментальную программу.

 
1986-1988 гг. Печать

Группа в легендарном составе проработала еще до конца 1986 года. Участвовала в джазовом фестивале в г. Донецке и выезжала на гастроли в Мозамбик. После чего, вскоре, уволились духовики: Ю. Алиев, Ш. Курманов, С. Морозов, А. Стасюкевич (т. е. медь – вся мощь группы).

В коллективе остались: М. Ризаев, М. Логунцов, В. Белоусов, С. Степаньянц, Р. Шафиев и певец Х. Эзизов. Музыкальным руководителем дирекцией филармонии был назначен В. Ризаев (альт-саксофонист). Без духового бэнда это уже был не тот «Гунеш». Звучание стало камерным. Вскоре (через год) и они между собой рассорились и поувольнялись.

 
Гунешевцы в 90-е гг. ХХ в. Печать

В начале 90-х гг. ХХ в., в период распада СССР, несколько гунешевских музыкантов, предвидя национальное размежевание, эмигрировали с семьями в Германию. Первыми из музыкантов уехали Роберт и Вилли Альбрехт (русские немцы), затем М. Логунцов, далее Ю. Алиев, С. Морозов и В. Белоусов (всего 6 человек). Оставшиеся в Ашхабаде музыканты выживали каждый как мог. Впоследствии Ришад Шафиев (Шафи) вынужден был уволиться из филармонии и уехать  в Россию. Сначала он участвовал в записях татарской группы в Германии. Далее вместе с С. Морозовым участвовал в гастролях по Китаю с московской шоу-группой, руководимой А. Атахановым (уже проживавшим в г. Москве). Я был принят аранжировщиком Государственного симфонического оркестра, с которым проработал 5 лет, и далее ушёл в педагогическую деятельность. в 1986 году по инициативе директора муз. училища Т. Мередовой и мною в Туркменском музыкальном училище им. Д. Овезова было открыто эстрадное отделение, которым вначале руководил В. Ризаев и позже я сам. Для того чтобы эстрадники получали помимо среднего и высшее образование, в 1991 году в Ашхабадской консерватории по нашему совместному предложению с композитором Р. Аллаяровым (тогдашним ректором консерватории), по решению мин. культуры ТССР был открыт факультет «Искусство эстрады». Я проработал  в консерватории зав. кафедрой «Искусство эстрады» 8 лет, получил звание сначала доцента, затем и. о. профессора. В 1995 г. написал музыку к спектаклю «Кин-IV» по пьесе Г. Горина для Московского Областного  Театра Драмы и Комедии (г. Ногинск) (режиссёр Р. Исмаилов). В 1996 г. переехал в Россию (г. Ногинск Московской области). В мае 1996 г. устроился на работу в вышеупомянутый МОТДК на должность зав. музыкальной частью. Мною была написана музыка к более чем 40 спектаклям (для театров Москвы, Якутска, Ногинска и др.). В 2003 г. получаю от дирекции РГМЦ (при Министерстве по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций) приглашение на создание и руководство молодёжным биг-бэндом «Основной удар». С этим коллективом продолжил творческие традиции и создал музыкальную программу в духе «Гунеш». На одном из концертов (В Доме правительства), совместно с группой «Основной удар», выступал и Ришад Шафи с сольным номером на перкуссионных ударных инструментах. Клавишник С. Степаньянц тоже переехал в г. Москву и долгое время не мог найти работу. Эпизодически получает заказы на аранжировку песен Ришада для известной узбекской певицы Азизы. В дальнейшем Стёпа устраивается сначала клавишником в инструментальный коллектив певца А. Руссо, а затем в ансамбль, аккомпанирущий известной певице Лайме Вайкуле, где работает и по сей день (ныне покойный).